Как главред «ПРОМ» примерил профессию шахтера

Опубликовано: 11 сентября 2019 09:02
Поделиться в соцсетях:
Как главред «ПРОМ» примерил профессию шахтера

В июне в Новокузнецке прошла крупнейшая отраслевая выставка «Уголь России и майнинг». Как и следовало ожидать, омских компаний на ней было представлено немного — всего четыре из почти что шестисот. 

 

Из известных — только НПО «Электроточприбор», о работе которого «ПРОМ» уже подробно рассказывал в одном из номеров. Зато на форуме мне посчастливилось встретить «местного проводника», который хорошо знаком омским журналистам, — экс-начальника ГУИП Омской области Алексея Рябова. Сегодня он возглавляет пресс-службу «Распадской», одной из крупнейших угольных компаний России. «Антон, а хочешь в шахту спуститься?» Кто ж из омичей, большинство из которых ничего глубже погреба не видело, от такого откажется?.. Впечатления, скажу честно, ураганные — грех не поделиться с читателями. 
И вот она — шахта «Усковская». Небольшое, ничем не примечательное двухэтажное здание в окружении лесных массивов. В котором до спуска под землю пришлось провести немало времени. Потому что к вопросам безопасности на объекте (шахта относится к газовзрывоопасным) относятся серьезно, подземные боги не разбирают, журналист ты или нет. Алкотестер на проходной, осмотр у медработника с измерением артериального давления, подробнейший инструктаж по технике безопасности. Пока не научишься пользоваться «банкой», то есть самоспасателем, под землю никто не пустит. И вот «белые рубахи» — так шахтеры называют любое начальство, которому при спуске каждый раз выдают новый комплект белья, — готовы. На то, чтобы облачиться в полный комплект защитного оборудования, с непривычки уходит полчаса. И вот под присмотром бригадира я запрыгиваю на «бабу-ягу», жердочку канатно-кресельной дороги, и начинается спуск. Едешь долго, а потом еще долго. Спрыгиваешь, говоришь бригадиру: «Ну, слава богу, приехали». В ответ: «Никуда мы не приехали. Еще два участка. Сейчас длинный будет». Первый шок. Пологий спуск в шахту занимает почти час, протяженность канатной дороги — три с половиной километра. И все это под ураганный ветер в спину — это работает главный вентилятор шахты. 
Наконец спуск закончен, мы на глубине 280 метров. Шахтеры, кстати, «бабой-ягой» не пользуются, их перевозят на «дизелях», подвесных локомотивах. Потому что восьмичасовая смена у шахтера начинается с момента прибытия на участок, рабочим временем нужно дорожить. Второй шок — шахта белая. Угольная пыль очень взрыво-опасна, поэтому выработку регулярно осланцовывают. Третье, и самое сильное, впечатление — это вода. Много воды. Добрая треть тех четырех километров, которые я пробрел под землей в поисках «бобика», проходческого комбайна, пришлась на «водные процедуры». Вода капает сверху (это называют «капешь»), бежит и шумит повсеместно. Учитывая, что все вокруг напичкано тысячами километров электрического кабеля… Понимаешь, почему профессия подземного электрика на Кузбассе в таком почете. Зарплаты по 60–80 тысяч рублей, кстати. И в очередь люди не стоят — очень тяжелый и ответственный труд. 
Спустя два часа похода с непривычки начинается сенсорная перегрузка — слишком много раздражителей. «Капешь», бесконечные взрывозащищенные двери, «штыба» (очень мелкий уголь, который затрудняет передвижение), провода, оборудование, гул, ветер, физическая нагрузка (постоянно приходится через что-то перелезать) — все это приводит в состояние отупения. Из которого выводит только комбайн. То, как эта махина вгрызается в породу, как все вокруг усыпано тяжеленными стальными зубьями, которые часто не выдерживают этого противоборства… Фантастическая железяка. И когда, наслушавшись рассказов про «нарушение», которое может поставить крест на плане (порода оседает, и вместо угольного пласта «бобик» натыкается на скалу), ты поднимаешься наверх, то понимаешь, что и люди, которые здесь работают, тоже железные. Супергерои Marvel этим мужикам в подметки не годятся. 

Из известных — только НПО «Электроточприбор», о работе которого «ПРОМ» уже подробно рассказывал в одном из номеров. Зато на форуме мне посчастливилось встретить «местного проводника», который хорошо знаком омским журналистам, — экс-начальника ГУИП Омской области Алексея Рябова. Сегодня он возглавляет пресс-службу «Распадской», одной из крупнейших угольных компаний России. «Антон, а хочешь в шахту спуститься?» Кто ж из омичей, большинство из которых ничего глубже погреба не видело, от такого откажется?.. Впечатления, скажу честно, ураганные — грех не поделиться с читателями. 
И вот она — шахта «Усковская». Небольшое, ничем не примечательное двухэтажное здание в окружении лесных массивов. В котором до спуска под землю пришлось провести немало времени. Потому что к вопросам безопасности на объекте (шахта относится к газовзрывоопасным) относятся серьезно, подземные боги не разбирают, журналист ты или нет. Алкотестер на проходной, осмотр у медработника с измерением артериального давления, подробнейший инструктаж по технике безопасности. Пока не научишься пользоваться «банкой», то есть самоспасателем, под землю никто не пустит. И вот «белые рубахи» — так шахтеры называют любое начальство, которому при спуске каждый раз выдают новый комплект белья, — готовы. На то, чтобы облачиться в полный комплект защитного оборудования, с непривычки уходит полчаса. И вот под присмотром бригадира я запрыгиваю на «бабу-ягу», жердочку канатно-кресельной дороги, и начинается спуск. Едешь долго, а потом еще долго. Спрыгиваешь, говоришь бригадиру: «Ну, слава богу, приехали». В ответ: «Никуда мы не приехали. Еще два участка. Сейчас длинный будет». Первый шок. Пологий спуск в шахту занимает почти час, протяженность канатной дороги — три с половиной километра. И все это под ураганный ветер в спину — это работает главный вентилятор шахты. Наконец спуск закончен, мы на глубине 280 метров. Шахтеры, кстати, «бабой-ягой» не пользуются, их перевозят на «дизелях», подвесных локомотивах. Потому что восьмичасовая смена у шахтера начинается с момента прибытия на участок, рабочим временем нужно дорожить. Второй шок — шахта белая. Угольная пыль очень взрыво-опасна, поэтому выработку регулярно осланцовывают. Третье, и самое сильное, впечатление — это вода. Много воды. Добрая треть тех четырех километров, которые я пробрел под землей в поисках «бобика», проходческого комбайна, пришлась на «водные процедуры». Вода капает сверху (это называют «капешь»), бежит и шумит повсеместно. Учитывая, что все вокруг напичкано тысячами километров электрического кабеля… Понимаешь, почему профессия подземного электрика на Кузбассе в таком почете. Зарплаты по 60–80 тысяч рублей, кстати. И в очередь люди не стоят — очень тяжелый и ответственный труд. Спустя два часа похода с непривычки начинается сенсорная перегрузка — слишком много раздражителей.

«Капешь», бесконечные взрывозащищенные двери, «штыба» (очень мелкий уголь, который затрудняет передвижение), провода, оборудование, гул, ветер, физическая нагрузка (постоянно приходится через что-то перелезать) — все это приводит в состояние отупения. Из которого выводит только комбайн. То, как эта махина вгрызается в породу, как все вокруг усыпано тяжеленными стальными зубьями, которые часто не выдерживают этого противоборства… Фантастическая железяка.

И когда, наслушавшись рассказов про «нарушение», которое может поставить крест на плане (порода оседает, и вместо угольного пласта «бобик» натыкается на скалу), ты поднимаешься наверх, то понимаешь, что и люди, которые здесь работают, тоже железные. Супергерои Marvel этим мужикам в подметки не годятся. 

 

Опубликовано: 11 сентября 2019 09:02
Поделиться в соцсетях:

Ранее из рубрики

Где шьют лучшие в России перчатки для офицеров  и куртки для летчиков?

11 сентября 2019

Где шьют лучшие в России перчатки для офицеров и куртки для летчиков?

Об этом омском предприятии сегодня знают не многие — даже в родном городе. Зато оно хорошо известно в Российской армии. Именно здесь для военных шьют кожаные перчатки, а по признанию летчиков, выпускают самые лучшие куртки. ЗАО «Сибирь» — это одно из старейших предприятий региона, в прошлом году ему исполнилось 80 лет. 

Роснедра ставят  на баланс извлекаемые запасы Пайяхской группы месторождений

11 сентября 2019

Роснедра ставят на баланс извлекаемые запасы Пайяхской группы месторождений

 

Четырнадцатого июня началось бурение на Пайяхском нефтяном месторождении, запасы которого оцениваются в 1,2 миллиарда тонн. Таким образом, группа встанет в один ряд с такими гигантами, как Ванкорское и Федоровское месторождения в Западной Сибири, и, возможно, даже превзойдет их.   Ожидается, что всего за десять лет объем нефтедобычи в Красноярском крае вырастет пятикратно.

Четырнадцатого июня началось бурение на Пайяхском нефтяном месторождении, запасы которого оцениваются в 1,2 миллиарда тонн. Таким образом, группа встанет в один ряд с такими гигантами, как Ванкорское и Федоровское месторождения в Западной Сибири, и, возможно, даже превзойдет их.   Ожидается, что всего за десять лет объем нефтедобычи в Красноярском крае вырастет пятикратно.

 

«Газпром нефть» успешно завершила первую экспедицию к Земле Франца-Иосифа

11 сентября 2019

«Газпром нефть» успешно завершила первую экспедицию к Земле Франца-Иосифа

В результате четырехнедельной научной экспедиции проекта «Нарвал. Легенда Арктики» исследователям удалось получить уникальные данные об обитании нарвалов в российской Арктике, которые станут основой комплексной программы по изучению этого редкого вида до 2022 года.

Антон Медведев

Главный редактор «ПРОМ»

Антон Медведев
Накануне печати этого номера  журнала «ПРОМ» о сложении полномочий главы Республики Казахстан объявил первый и единственный прездидент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Сенсационная новость. И вдвойне неприятная оттого, что именно в этом номере «ПРОМ» львиная доля материалов посвящена россйиско-казахстанским отношениям и подготовке к  проведению в Омске XVI Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана.Но из песни слова не выкинешь... Поэтому все материалы «казахстанского цикла» остались в том виде, в котором и были до известия об уходе Нурсултана Назарбаева.