Дмитрий Шишкин: «Омские изделия есть практически в каждом российском самолете»

Опубликовано: 10 сентября 2019 12:59
Поделиться в соцсетях:
Дмитрий Шишкин:  «Омские изделия есть практически  в каждом российском самолете»

Директор АО «Высокие Технологии» рассказал, чем сегодня живет российская оборонка и что сдерживает развитие омских предприятий.

— Дмитрий Сергеевич, зарубежные эксперты и целый ряд отечественных внушают нам мысль о технологическом отставании России. И вот на этом фоне в провинциальном Омске появляется компания «Высокие Технологии». Что в действительности стоит за этим громким названием?

— Название «Высокие Технологии» — это не просто амбиции и желание таким образом заявить о себе. Прежде всего, это исторический факт. С точки зрения технологий наше предприятие еще в советское время было, что называется, на уровне. Мы работали в системе авиапрома, а если анализировать сложность создания летательного аппарата, то двигателестроение всегда выделяли в первую очередь. Газотурбинный двигатель долго рассчитывается, сложно изготавливается, долго испытывается и сертифицируется. В свою очередь, в двигателестроении можно выделить агрегатостроение, на чем специализировалось и специализируется наше предприятие. В двух словах, агрегатное производство можно охарактеризовать как некий сплав науки и серийного производства.

— А можете в общих чертах пояснить, о каких агрегатах идет речь и где конкретно они нужны?

— Например, гидромеханические системы САУ, которые обеспечивают устойчивую работу газотурбинного двигателя. Они управляют насосами, всевозможными регуляторами, системами топливного питания, противопомпажными системами, системами регулятора реверса тяги и прочими вещами. Все это включает в себя точную механику. Точную настолько, что это находится на грани технологических возможностей современного человечества. Например, отклонения некруглости золотниковых пар не должны превышать 0,5 микрона, то есть пяти десятитысячных долей миллиметра. Это с трудом в голове укладывается, и относительно недавно это даже измерить было невозможно. Сейчас мы можем обеспечить такие параметры.

В целом речь идет об эволюции хорошо известной механической обработки, токарной или фрезерной. Сейчас в эту сферу пришло числовое программное управление, мощные приводы, точное позиционирование по осям. В итоге на передовых предприятиях появились современные обрабатывающие центры. Обрабатывающий центр «Высоких Технологий» можно назвать номером один в России, а может, и в мире, ведь мы используем самое передовое оборудование фирмы Mazak.

Но корпусные детали надо наполнить, чтобы получился готовый агрегат. Количество деталей в агрегате может достигать нескольких тысяч штук. Чтобы их изготовить, применяются технологии, которые не встретишь ни на одном машиностроительном заводе. Допустим, электронно-лучевая, или диффузионная, сварка в вакууме. Сегодня мы можем сваривать, допустим, сталь с бронзой, а недавно это считалось невозможным.

К прорывным вещам можно отнести новые высокоэнергетические покрытия, которые повышают износостойкость и прочность деталей. Покрытия на основе карбида кремния или нитрида титана используются давно и много где, а вот метод ионной имплантации атомов азота — это ноу-хау «Высоких Технологий». Соответствующую установку мы смонтировали в сотрудничестве с томским НИИ.

 

— Постперестроечные реформы, переход к рыночной экономике пустили на дно многие заводы российской оборонки. Как удалось спастись вашему предприятию?

— «Высокие Технологии» — это эволюционное развитие того, что было Омским агрегатным заводом имени Куйбышева. Мы прошли этап акционирования и стали «Омск-агрегатом». Переформатировали завод под мировые требования и занялись модернизацией. Она включала в себя не только техническое перевооружение, но и изменение всех бизнес-процессов, структуры управления, выстраивание новой технологической логистики.

Когда купили свои первые японские станки, выяснялось, что на них некому работать. Примерно к 2007 году в стране была окончательно разрушена система среднего профессионального образования. Парикмахеров, визажистов, портных еще худо-бедно готовили, рабочих высокотехнологичных производств — нет.

Поскольку система техобразования нам ничего не предлагала, пришлось выкарабкиваться самим. Сценарий был следующий: обучили специалистов в Японии, а потом начали тиражировать эти знания и опыт в учебно-производственном центре. Сделали ставку на прикладные вещи, учили, как нужно работать на станках, заниматься их техобслуживанием. Постепенно наладили контакты с ОмГТУ. На АО «Высокие Технологии» отрабатывались новые учебные программы университета. На заводе была создана базовая кафедра. Кроме того, определили для себя два базовых колледжа: техникум «Высокие технологии машиностроения» и авиа-ционный техникум имени Жуковского. С тех пор с этими тремя образовательными учреждениями у нас стратегическое сотрудничество. Именно к нам в первую очередь попадают наиболее перспективные выпускники.

Кадрового голода сейчас мы не испытываем. Есть, конечно, потребность в «штучных» специалистах. Хотелось бы привлечь выпускников, например, Московского авиационного института или МГТУ имени Баумана, но люди из столичных городов к нам пока не едут.

 

— А выпускники омских вузов и ссузов охотно идут на работу в АО «Высокие Технологии»? Какова сейчас численность коллектива?

— Чуть более 1,2 тыс. человек. Но это все люди, которые занимаются непосредственно технологическими действиями. Транспортники, энергетики, уборщики успешно переведены на аутсорсинг. В итоге завод стал достаточно компактным, при этом высокоэффективным. Выработка на одного работающего у нас более 2,5 млн рублей. Это достойный показатель. Причем у нас очень высокая добавленная стоимость.

 

— Работы этим специалистам хватает? Как удается решать вопросы спроса на вашу специфическую и наверняка очень недешевую продукцию?

— Действительно, стоимость изготовленного нашим предприятием агрегата может доходить и до 100 тыс. долларов. Но эта цена берется не с потолка. На изготовление особо сложных конструкций уходит порой не одна тысяча человеко-часов.

Заказчику мы гарантируем качество, поэтому у нас довольно прочные позиции в секторе точной механообработки. И хотя речь идет о штучном и мелкосерийном производстве, спрос в этом сегменте на самом деле очень большой. Приходится, конечно, за ситуацией следить. И если российское авиастроение находится сейчас в стагнации, значит идем в другие сегменты рынка. Помимо агрегатов и систем авиационных двигателей стали производить другие компоненты самолетов.

Кроме этого, начали выполнять заказы корпорации «Тактическое ракетное вооружение». Сотрудничаем с «Уралвагонзаводом», поставляя ему агрегаты для танковых вспомогательных силовых установок. В общем, активно ищем себя, но доля продукции для авиапрома по-прежнему составляет больше половины от общего объема.

— Вроде бы российское авиастроение понемногу из кризиса выходит. Во всяком случае, мы слышим много разговоров о магистральном пассажирском самолете МС-21, в котором заинтересован «Аэрофлот», новом военном транспортнике  Ил-112В. АО «Высокие Технологии» участвует в этих проектах?

— Участвует. К сожалению, перечисленные вами проекты — это скорее «блины комом». Первый полет того же Ил-112В закончился тем, что в полете у него заглох один из двигателей и самолет пришлось садить на одном моторе. Кроме того, то техзадание, которое сформировало Минобороны, не выполнено. Самолет сильно перетяжелен и требует перепроектирования.

Куда более успешными являются проекты по производству новых боевых самолетов, которые ведут корпорации «МиГ» и «Сухой». «Высокие Технологии» тоже в теме. Вообще, омские изделия используются практически во всех российских самолетах, которые сегодня летают.

 

— Во сколько обходится модернизация и техническое перевооружение?

— В сотни миллионов рублей ежегодно. Один только новый станок может стоить больше 100 миллионов. Покупать их приходится за рубежом, поскольку отечественного станкостроения, можно сказать, не существует. С трудом можно найти нишевое оборудование, но что-либо более серьезное на российском рынке просто отсутствует.

 

— На одном из ваших производственных участков установлены шлифовальные станки собственного производства. Это тоже следствие отсутствия предложений на рынке специфического оборудования?

— Это скорее рационализаторство. В свое время возникла необходимость в специфической торцевой шлифовке, вот наши умельцы и придумали, как задействовать для этих целей советское еще оборудование. Таким образом, на предприятии весьма экономно подошли к решению одной из технологических задач, но очень уж локальной. Наверное, сейчас есть зарубежные аналоги этих станков, но мы пока обходимся.

Неэффективных трат мы не делаем. Перед приобретением любого оборудования составляется технико-экономическое обоснование, рассчитывается срок окупаемости. Правило такое: если оборудование закуплено, под него сразу же изготавливается фундамент, готовится оснастка. Как только станки или производственные линии доставляются на завод, они сразу же включаются в производственную технологическую цепочку. Времени на раскачку нет. Если мы что-то строим, то делаем это согласно последним инженерно-техническим и потребительским требованиям по охране труда и окружающей среды. На компромиссы не идем.

 

досье

Дмитрий Шишкин в 1987 году закончил обучение в Новосибирском электротехническом институте, получив специальность «механическое оборудование летательных аппаратов». В этом же году устроился на Омский агрегатный завод им. В. Куйбышева на должность инженера-конструктора. В 2004–2007 годах работал в ОАО «Омскагрегат» техническим директором, в 2007–2008 годах — исполнительным директором, в 2008–2009 годах — генеральным директором. В декабре 2009 года возглавил компанию «Высокие Технологии». В Законодательном собрании Омской области Дмитрий Шишкин возглавляет комитет по экономике и инвестициям.

Опубликовано: 10 сентября 2019 12:59
Поделиться в соцсетях:

Ранее из рубрики

Где шьют лучшие в России перчатки для офицеров  и куртки для летчиков?

11 сентября 2019

Где шьют лучшие в России перчатки для офицеров и куртки для летчиков?

Об этом омском предприятии сегодня знают не многие — даже в родном городе. Зато оно хорошо известно в Российской армии. Именно здесь для военных шьют кожаные перчатки, а по признанию летчиков, выпускают самые лучшие куртки. ЗАО «Сибирь» — это одно из старейших предприятий региона, в прошлом году ему исполнилось 80 лет. 

Роснедра ставят  на баланс извлекаемые запасы Пайяхской группы месторождений

11 сентября 2019

Роснедра ставят на баланс извлекаемые запасы Пайяхской группы месторождений

 

Четырнадцатого июня началось бурение на Пайяхском нефтяном месторождении, запасы которого оцениваются в 1,2 миллиарда тонн. Таким образом, группа встанет в один ряд с такими гигантами, как Ванкорское и Федоровское месторождения в Западной Сибири, и, возможно, даже превзойдет их.   Ожидается, что всего за десять лет объем нефтедобычи в Красноярском крае вырастет пятикратно.

Четырнадцатого июня началось бурение на Пайяхском нефтяном месторождении, запасы которого оцениваются в 1,2 миллиарда тонн. Таким образом, группа встанет в один ряд с такими гигантами, как Ванкорское и Федоровское месторождения в Западной Сибири, и, возможно, даже превзойдет их.   Ожидается, что всего за десять лет объем нефтедобычи в Красноярском крае вырастет пятикратно.

 

«Газпром нефть» успешно завершила первую экспедицию к Земле Франца-Иосифа

11 сентября 2019

«Газпром нефть» успешно завершила первую экспедицию к Земле Франца-Иосифа

В результате четырехнедельной научной экспедиции проекта «Нарвал. Легенда Арктики» исследователям удалось получить уникальные данные об обитании нарвалов в российской Арктике, которые станут основой комплексной программы по изучению этого редкого вида до 2022 года.

Антон Медведев

Главный редактор «ПРОМ»

Антон Медведев
Накануне печати этого номера  журнала «ПРОМ» о сложении полномочий главы Республики Казахстан объявил первый и единственный прездидент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Сенсационная новость. И вдвойне неприятная оттого, что именно в этом номере «ПРОМ» львиная доля материалов посвящена россйиско-казахстанским отношениям и подготовке к  проведению в Омске XVI Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана.Но из песни слова не выкинешь... Поэтому все материалы «казахстанского цикла» остались в том виде, в котором и были до известия об уходе Нурсултана Назарбаева.