Денис Мантуров: «Санкции санкциями, а экономика экономикой»

Опубликовано: 10 октября 2018 17:07
 
Фото: minpromtorg.gov.ru
Поделиться в соцсетях:
Денис Мантуров: «Санкции санкциями, а экономика экономикой»

С 6 по 9 сентября в Геленджике прошел масштабный форум — «Гидроавиасалон-2018». Как подчеркнул в интервью газете «Аргументы и факты» министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров, сумма контрактов, заключенных на нем, превысила 100 миллиардов рублей.

 

Наибольший интерес вызывала сделка по поставке в США десяти самолетов-амфибий Бе-200. 
— Оправдал ли «Гидроавиасалон-2018» затраты на его проведение? На какую сумму удалось заключить контрактов?
— Оправдал. На салоне было заключено рекордное количество сделок. Как пошутил кто-то в кулуарах, на этот раз Геленджик переплюнул Московский авиакосмический салон. Контрактов заключили на 100 с лишним миллиардов рублей. В том числе на поставку 150 санитарных вертолетов (104 «Ансата» и 46 Ми-8АМТ) для Национальной службы санитарной авиации. Что касается собственно гидроавиации, то крупным успехом можно назвать контракт на поставки 15 самолетов-амфибий Бе-200 в США и Чили. Соответственно, это 10 и 5 машин для каждой страны. На самом деле проработка контрактов началась года 3 назад, но подписали их только сейчас. Первые поставки будут в традиционной комплектации, с теми двигателями, которые мы используем сегодня. На втором этапе будем ставить «оморяченные» (то есть приспособленные под морские условия эксплуатации) двигатели, которые используем на «Суперджетах-100».
— Сделка с США удивила всех. А как же санкции и контрсанкции?
— Вы знаете, у американцев очень прагматичная политика. Там, где выгодно для США, они санкций не накладывают. То же самое касается ракетных двигателей РД-180, которые мы поставляем для их космической программы. Наверное, когда они так же «импортозаместятся», как мы, поставки будут менее актуальны, но на сегодняшний день они реализуют свои космические программы именно с этими двигателями. Так что Бе-200 в данном случае не исключение. Российские предприятия поставляют в США довольно широкую номенклатуру изделий. У нас в первом полугодии, как ни странно, произошел рост товарооборота с Америкой на 11,3%. Вот тебе и санкции! Короче говоря, санкции санкциями, а экономика экономикой! 
— В США, как известно, была прекрасная школа гидроавиастроения. Вспомним хотя бы летающую лодку «Каталина», которая поставлялась в СССР по ленд-лизу. Почему они сами не строят амфибии?
— Каждая страна выбирает свою стратегию. У нас эта школа тоже была традиционно сильной. Но у нас, в отличие от США, она сохранилась. А американцы сделали ставку в первую очередь на те летательные аппараты, которые реально дают деньги сегодня, а не завтра. Гидроавиация — это не сиюминутный возврат средств. Если вы думаете, что Бе-200 приносит большие доходы, то это, увы, не так. Таганрогский авиационный научно-технический комплекс (ТАНТК) им. Г. М. Бериева долгое время находился в сложной финансово-экономической ситуации. Но за счет введения современных стандартов в проектировании и производстве нам удалось стабилизировать ситуацию. Заказчики — а это в основном МЧС и Министерство обороны — в нас снова поверили. Да и заказы из США и Чили (а ранее — из Китая) — это тоже хорошая прибавка к загрузке ТАНТК. Мы будем продолжать инвестировать в науку, в опытно-конструкторские разработки, чтобы обеспечить сохранение наших лидирующих позиций по гидроавиации. Кстати, китайцы постоянно наступают на пятки. Самый большой гидросамолет в мире ныне — китайский. Россия остается в нише средней и малой гидроавиации. На салоне были выставлены амфибия Бе-103 и поплавковый самолет L-410. Последний, кстати, хороший пример международной кооперации. В Чехии делают фюзеляж, а на Уральском заводе гражданской авиации производят сборку, причем многие комплектующие уже делают в России. По двигателям этот вопрос сейчас решаем. В этом самолете заинтересован ряд островных государств: L-410 обещает быть вдвое дешевле ближайшего конкурента, канадского Twin Otter.
— Ходят слухи о продаже лицензии на Бе-103 тем же китайцам...
— Они ходят уже лет десять. Мы, в принципе, не возражаем против продажи лицензии, для нас это все равно рынок, все равно производство, все равно кооперация. Ну и учтите, что спрос на этот самолет в КНР гораздо выше, чем в России.
— На экспозиции в Геленджике было выставлено несколько моделей экранопланов, летательных аппаратов, которые практически никто в мире не производит. Их разработка — это блажь или перспективное направление?
— Не блажь. Хотя, конечно, все хорошо в меру. В СССР в свое время создали экраноплан с такими мощными двигателями, что при его испытаниях на Каспии повылетали стекла во всех ближайших домах. Сегодня облик экранопланов сильно изменился. Этот вопрос пока в процессе обсуждения, но не исключено, что Министерство обороны может заказать несколько машин. Будет спрос — будет и предложение. Работы по небольшим машинам этого класса мы финансировали из госпрограммы развития морской техники. 
— Почему морской?
— Экранопланы у нас проходят по морскому регистру, поскольку считаются судами.
— А что у нас с палубной авиацией? Ведутся ли разработки новых самолетов для авианосцев? Или ставка сделана на морские версии сухопутной техники?
— Сперва надо разобраться с авианесущими кораблями. Здесь все будет зависеть от военно-морской доктрины страны. Если будет заказ на авианосец, то уверяю, что интеллектуальных и технологических ресурсов для его создания у нас хватит. Что касается палубной авиации, то она сейчас полностью соответствует всем потребностям Министерства обороны. Это истребители поколения 4+ Су-33 и МиГ-29КУБ, а также вертолет Ка-52К. 
— На «Гидроавиасалоне-2018» широко обсуждалось такое малознакомое для непосвященных явление, как цифровизация. Если по-простому, с чем ее едят, эту цифровизацию?
— Если совсем просто, то цифровизация, цифровая индустрия — это оптимизация процессов проектирования, производства, продаж, постпродажного обслуживания и даже утилизации при помощи цифровых технологий. В нашем случае — авиационной техники. Без цифровизации о будущем нашей экономики говорить просто невозможно! Мы обязаны быть в одном ряду с ведущими мировыми державами и, я уверен, будем! Без «цифры» невозможно быть конкурентоспособными, иначе будем тратить впустую слишком много времени и средств. С ней можно сделать многие процессы менее трудоемкими и повысить производительность труда. А производительность — ключевое понятие для любой экономики, это еще Карл Маркс доказал!
— На «Гидроавиасалоне-2018» вы подарили 3D-принтер юному изобретателю Максиму Кожевникову. Говорят, он придумал летательный аппарат, которого до этого не было в природе.
— С этим мальчиком я познакомился два года назад, на предыдущем авиасалоне. Максим действительно утверждал, что придумал совершенно новый тип беспилотника. Я тогда ему сказал: «Смотри, если сможешь запатентовать свою разработку, будет тебе принтер!» На этот салон он уже с патентом приехал. А патент — как раз и есть свидетельство того, что такой штуки до него еще никто не изобретал!
факт
ОАК и «Аэрофлот» заключили соглашение на поставку национальному перевозчику еще 100 самолетов Superjet 100
Соответствующее соглашение в присутствии президента России Владимира Путина подписали президент ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация» Юрий Слюсарь и генеральный директор ПАО «Аэрофлот» Виталий Савельев. Торжественная церемония прошла на полях Восточного экономического форума — 2018. 
Соглашение предполагает поставку 100 российских самолетов SSJ100 в период с 2019 по 2026 год. Лайнеры будут поставлены в двухклассной компоновке: 12 мест в салоне бизнес-класса и 75 в салоне экономического класса. Полная контрактная документация будет подписана после согласования сторонами всех существенных условий сделки и получения надлежащего корпоративного одобрения.
— Это самый крупный контракт в современной истории гражданского авиастроения. Пополняя парк российских авиакомпаний отечественными самолетами, мы решаем задачу, поставленную главой государства, по повышению транспортной доступности территории всей страны, и особенно регионов Дальнего Востока. Промышленная политика направлена на формирование полноценной линейки перспективных программ гражданского авиастроения, а также на создание сильной системы сервисного обслуживания. На этот год в бюджете заложили более 2 миллиардов рублей государственных субсидий на создание сети авиационных сервисных центров, обеспечение средствами наземного обслуживания, а также переподготовку авиационного персонала для воздушных судов нового типа. Все эти меры позволят поддержать авиапроизводителей и усилия авиакомпании по развитию региональных хабов, — заявил министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров.

Наибольший интерес вызывала сделка по поставке в США десяти самолетов-амфибий Бе-200.

— Оправдал ли «Гидроавиасалон-2018» затраты на его проведение? На какую сумму удалось заключить контрактов?

— Оправдал. На салоне было заключено рекордное количество сделок. Как пошутил кто-то в кулуарах, на этот раз Геленджик переплюнул Московский авиакосмический салон. Контрактов заключили на 100 с лишним миллиардов рублей. В том числе на поставку 150 санитарных вертолетов (104 «Ансата» и 46 Ми-8АМТ) для Национальной службы санитарной авиации. Что касается собственно гидроавиации, то крупным успехом можно назвать контракт на поставки 15 самолетов-амфибий Бе-200 в США и Чили. Соответственно, это 10 и 5 машин для каждой страны. На самом деле проработка контрактов началась года 3 назад, но подписали их только сейчас. Первые поставки будут в традиционной комплектации, с теми двигателями, которые мы используем сегодня. На втором этапе будем ставить «оморяченные» (то есть приспособленные под морские условия эксплуатации) двигатели, которые используем на «Суперджетах-100».

— Сделка с США удивила всех. А как же санкции и контрсанкции?

— Вы знаете, у американцев очень прагматичная политика. Там, где выгодно для США, они санкций не накладывают. То же самое касается ракетных двигателей РД-180, которые мы поставляем для их космической программы. Наверное, когда они так же «импортозаместятся», как мы, поставки будут менее актуальны, но на сегодняшний день они реализуют свои космические программы именно с этими двигателями. Так что Бе-200 в данном случае не исключение. Российские предприятия поставляют в США довольно широкую номенклатуру изделий. У нас в первом полугодии, как ни странно, произошел рост товарооборота с Америкой на 11,3%. Вот тебе и санкции! Короче говоря, санкции санкциями, а экономика экономикой! 

— В США, как известно, была прекрасная школа гидроавиастроения. Вспомним хотя бы летающую лодку «Каталина», которая поставлялась в СССР по ленд-лизу. Почему они сами не строят амфибии?

— Каждая страна выбирает свою стратегию. У нас эта школа тоже была традиционно сильной. Но у нас, в отличие от США, она сохранилась. А американцы сделали ставку в первую очередь на те летательные аппараты, которые реально дают деньги сегодня, а не завтра. Гидроавиация — это не сиюминутный возврат средств. Если вы думаете, что Бе-200 приносит большие доходы, то это, увы, не так. Таганрогский авиационный научно-технический комплекс (ТАНТК) им. Г. М. Бериева долгое время находился в сложной финансово-экономической ситуации. Но за счет введения современных стандартов в проектировании и производстве нам удалось стабилизировать ситуацию. Заказчики — а это в основном МЧС и Министерство обороны — в нас снова поверили. Да и заказы из США и Чили (а ранее — из Китая) — это тоже хорошая прибавка к загрузке ТАНТК. Мы будем продолжать инвестировать в науку, в опытно-конструкторские разработки, чтобы обеспечить сохранение наших лидирующих позиций по гидроавиации. Кстати, китайцы постоянно наступают на пятки. Самый большой гидросамолет в мире ныне — китайский. Россия остается в нише средней и малой гидроавиации. На салоне были выставлены амфибия Бе-103 и поплавковый самолет L-410. Последний, кстати, хороший пример международной кооперации. В Чехии делают фюзеляж, а на Уральском заводе гражданской авиации производят сборку, причем многие комплектующие уже делают в России. По двигателям этот вопрос сейчас решаем. В этом самолете заинтересован ряд островных государств: L-410 обещает быть вдвое дешевле ближайшего конкурента, канадского Twin Otter.

— Ходят слухи о продаже лицензии на Бе-103 тем же китайцам...

— Они ходят уже лет десять. Мы, в принципе, не возражаем против продажи лицензии, для нас это все равно рынок, все равно производство, все равно кооперация. Ну и учтите, что спрос на этот самолет в КНР гораздо выше, чем в России.

— На экспозиции в Геленджике было выставлено несколько моделей экранопланов, летательных аппаратов, которые практически никто в мире не производит. Их разработка — это блажь или перспективное направление?

— Не блажь. Хотя, конечно, все хорошо в меру. В СССР в свое время создали экраноплан с такими мощными двигателями, что при его испытаниях на Каспии повылетали стекла во всех ближайших домах. Сегодня облик экранопланов сильно изменился. Этот вопрос пока в процессе обсуждения, но не исключено, что Министерство обороны может заказать несколько машин. Будет спрос — будет и предложение. Работы по небольшим машинам этого класса мы финансировали из госпрограммы развития морской техники. 
— Почему морской?— Экранопланы у нас проходят по морскому регистру, поскольку считаются судами.

— А что у нас с палубной авиацией? Ведутся ли разработки новых самолетов для авианосцев? Или ставка сделана на морские версии сухопутной техники?

— Сперва надо разобраться с авианесущими кораблями. Здесь все будет зависеть от военно-морской доктрины страны. Если будет заказ на авианосец, то уверяю, что интеллектуальных и технологических ресурсов для его создания у нас хватит. Что касается палубной авиации, то она сейчас полностью соответствует всем потребностям Министерства обороны. Это истребители поколения 4+ Су-33 и МиГ-29КУБ, а также вертолет Ка-52К. 

— На «Гидроавиасалоне-2018» широко обсуждалось такое малознакомое для непосвященных явление, как цифровизация. Если по-простому, с чем ее едят, эту цифровизацию?

— Если совсем просто, то цифровизация, цифровая индустрия — это оптимизация процессов проектирования, производства, продаж, постпродажного обслуживания и даже утилизации при помощи цифровых технологий. В нашем случае — авиационной техники. Без цифровизации о будущем нашей экономики говорить просто невозможно! Мы обязаны быть в одном ряду с ведущими мировыми державами и, я уверен, будем! Без «цифры» невозможно быть конкурентоспособными, иначе будем тратить впустую слишком много времени и средств. С ней можно сделать многие процессы менее трудоемкими и повысить производительность труда. А производительность — ключевое понятие для любой экономики, это еще Карл Маркс доказал!

— На «Гидроавиасалоне-2018» вы подарили 3D-принтер юному изобретателю Максиму Кожевникову. Говорят, он придумал летательный аппарат, которого до этого не было в природе.

— С этим мальчиком я познакомился два года назад, на предыдущем авиасалоне. Максим действительно утверждал, что придумал совершенно новый тип беспилотника. Я тогда ему сказал: «Смотри, если сможешь запатентовать свою разработку, будет тебе принтер!» На этот салон он уже с патентом приехал. А патент — как раз и есть свидетельство того, что такой штуки до него еще никто не изобретал!

Факт

ОАК и «Аэрофлот» заключили соглашение на поставку национальному перевозчику еще 100 самолетов Superjet 100Соответствующее соглашение в присутствии президента России Владимира Путина подписали президент ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация» Юрий Слюсарь и генеральный директор ПАО «Аэрофлот» Виталий Савельев. Торжественная церемония прошла на полях Восточного экономического форума — 2018. Соглашение предполагает поставку 100 российских самолетов SSJ100 в период с 2019 по 2026 год. Лайнеры будут поставлены в двухклассной компоновке: 12 мест в салоне бизнес-класса и 75 в салоне экономического класса. Полная контрактная документация будет подписана после согласования сторонами всех существенных условий сделки и получения надлежащего корпоративного одобрения.

Денис Мантуров, министр промышленности и торговли РФ

Денис Мантуров, министр промышленности и торговли РФ

Это самый крупный контракт в современной истории гражданского авиастроения. Пополняя парк российских авиакомпаний отечественными самолетами, мы решаем задачу, поставленную главой государства, по повышению транспортной доступности территории всей страны, и особенно регионов Дальнего Востока. Промышленная политика направлена на формирование полноценной линейки перспективных программ гражданского авиастроения, а также на создание сильной системы сервисного обслуживания. На этот год в бюджете заложили более 2 миллиардов рублей государственных субсидий на создание сети авиационных сервисных центров, обеспечение средствами наземного обслуживания, а также переподготовку авиационного персонала для воздушных судов нового типа. Все эти меры позволят поддержать авиапроизводителей и усилия авиакомпании по развитию региональных хабов

Автор текста: Сергей Осипов, «Аргументы и факты»

 

Опубликовано: 10 октября 2018 17:07
 
Фото: minpromtorg.gov.ru
Поделиться в соцсетях:

Ранее из рубрики

Денис Мантуров: «Регионам надо активнее использовать инструменты развития промышленности»

22 декабря 2016

Денис Мантуров: «Регионам надо активнее использовать инструменты развития промышленности»

Глава Минпромторга РФ Денис Мантуров рассказал о мерах государственной поддержки проектов развития инноваций в регионах. 

Антон Медведев

Главный редактор «ПРОМ»

Антон Медведев
Накануне печати этого номера  журнала «ПРОМ» о сложении полномочий главы Республики Казахстан объявил первый и единственный прездидент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Сенсационная новость. И вдвойне неприятная оттого, что именно в этом номере «ПРОМ» львиная доля материалов посвящена россйиско-казахстанским отношениям и подготовке к  проведению в Омске XVI Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана.Но из песни слова не выкинешь... Поэтому все материалы «казахстанского цикла» остались в том виде, в котором и были до известия об уходе Нурсултана Назарбаева.