Устаревшие российские нефтезаводы ждет коллапс и закрытие

Опубликовано: 12 апреля 2018 16:30
Автор: Сергей Иванов
Поделиться в соцсетях:
Устаревшие российские нефтезаводы ждет коллапс и закрытие

Российские нефтяные компании, которые вовремя не провели модернизацию мощностей, ждет потеря конкурентоспособности, считает заместитель руководителя экономического департамента Института энергетики и финансов (ИЭФ) Сергей Кондратьев. 

 

— Сергей Викторович, одной из центральных тем на омском форуме «Даунстрим-2018» 
(28 февраля — 2 марта. — Прим. ред.) стала модернизация российских нефтеперерабатывающих заводов. Как сегодня обстоят дела в отрасли? 
— Разговорами дело, разумеется, не ограничивается, сделано уже многое, и есть конкретные результаты. Прежде всего, кардинально меняется структура выпускаемой продукции: выход мазута заметно снижается, а доля светлых нефтепродуктов активно растет. Но это мы говорим о лидерах. Таких как «Газпром нефть», «Лукойл», «Башнефть», еще несколько российских компаний. 
Особенно хочу отметить «Газпром нефть», которая намерена потратить в ближайшие пять лет свыше 400 миллиардов рублей на модернизацию Омского и Московского нефтеперерабатывающих заводов. В результате на двух предприятиях к 2025 году глубина переработки должна будет вырасти до 97–99 процентов. Объем производства при этом вырастет незначительно, а вот маржинальность предприятий вырастет в 1,5 и 3 раза соответственно. 
К сожалению, не все наши вертикально интегрированные компании (ВИНК) так активно модернизируют нефтеперерабатывающие мощности. В 2015 году, например, сразу на 15 из 37 нефтезаводов страны мощностью от миллиона тон в год этот процесс был заморожен. Поэтому есть безусловные лидеры, есть отстающие. 
— А может быть, правильно делали, что не торопились? В вашем докладе сказано, что общий долг российских НПЗ с 2008 по 2017 год вырос в десять раз — до семи триллионов рублей — из-за необходимости финансировать программы модернизации. Я, как автолюбитель, сразу опасаюсь, что все это отражается на стоимости ГСМ…
— Напрасно опасаетесь. По большей части это корпоративные долги, когда НПЗ берет деньги на развитие в своей ВИНК. Да, получается долг, но он внутренний. Он на бумаге, для отчетности. Компании, инвестируя в развитие, получают также и отдачу, снижая издержки, повышая маржинальность. И если что-то неправильно подсчитали или сделали, то все это скажется на общей прибыли. Ни одна компания сейчас не может просто взять и повысить стоимость того же бензина или дизельного топлива, чтобы покрыть непредвиденные издержки. Стоимость нефтепродуктов регулируется рынком.
Почему же тогда постоянно растут цены на бензин? Потому что с 2014 по 2017 год повышались акцизы. Если сложить их «удельный вес» с инфляцией, то окажется, что собственно стоимость горючего никак не выросла. Более того, они даже где-то сдерживались самими компаниями. Потому что падал спрос, а производство для внутреннего рынка выросло, в том числе и за счет того, что лидерами отрасли была проведена модернизация, а выход светлых нефтепродуктов значительно увеличился. И по мере того как ведущие компании будут завершать свои модернизационные планы, переработка нефти станет снижаться за счет более высокого выхода светлых нефтепродуктов из одной и той же единицы сырья. Это объективные процессы. 
— А что будет с теми, кто не успел провести модернизацию? 
— Российские НПЗ играют системообразующую роль в экономике, перерабатывая более половины добываемой нефти — около 280 миллионов тонн в год, обеспечивая нефтепродуктами в первую очередь внутренних потребителей. Но отрасль сегодня не может функционировать без государственной таможенной «субсидии», которая предоставляется в виде вывозной пошлины на нефть, удешевляющей сырье для НПЗ. Если отменить таможенные пошлины, то цена нефти для перерабатывающих предприятий увеличится. 
Наличие «субсидии» нефтепереработке объясняется объективными причинами. Основные мощности далеко от рынков сбыта, что на Запад, что на Восток. При этом транспортные затраты на экспорт нефти значительно ниже по сравнению с затратами на экспорт нефтепродуктов. В результате отечественным предприятиям трудно конкурировать с зарубежными НПЗ. Ну и общий технологический уровень российских НПЗ все еще невысокий, если брать, как говорят, «в среднем по больнице». 
Если следовать концепции невмешательства государства в экономику, то от «субсидии» надо отказаться. Для этого, собственно, и был взят курс на модернизацию. Если отказаться от поддержки внутренней нефтепереработки прямо сейчас, то до половины, а то и больше НПЗ просто закроются. Только поэтому вариант полного отказа от государственной поддержки переработки сегодня пока не рассматривается. Но все равно мы когда-то к этому придем. 
Потому что нужно развивать экономику в целом. И вот когда лидеры отрасли полностью будут готовы, смогут перекрыть выпадающие объемы, тогда может быть принято и такое решение. Думаю, это время уже не за горами

— Сергей Викторович, одной из центральных тем на омском форуме «Даунстрим-2018» 
(28 февраля — 2 марта. — Прим. ред.) стала модернизация российских нефтеперерабатывающих заводов. Как сегодня обстоят дела в отрасли? 

— Разговорами дело, разумеется, не ограничивается, сделано уже многое, и есть конкретные результаты. Прежде всего, кардинально меняется структура выпускаемой продукции: выход мазута заметно снижается, а доля светлых нефтепродуктов активно растет. Но это мы говорим о лидерах. Таких как «Газпром нефть», «Лукойл», «Башнефть», еще несколько российских компаний. 

Особенно хочу отметить «Газпром нефть», которая намерена потратить в ближайшие пять лет свыше 400 миллиардов рублей на модернизацию Омского и Московского нефтеперерабатывающих заводов. В результате на двух предприятиях к 2025 году глубина переработки должна будет вырасти до 97–99 процентов. Объем производства при этом вырастет незначительно, а вот маржинальность предприятий вырастет в 1,5 и 3 раза соответственно. К сожалению, не все наши вертикально интегрированные компании (ВИНК) так активно модернизируют нефтеперерабатывающие мощности. В 2015 году, например, сразу на 15 из 37 нефтезаводов страны мощностью от миллиона тон в год этот процесс был заморожен. Поэтому есть безусловные лидеры, есть отстающие. 

— А может быть, правильно делали, что не торопились? В вашем докладе сказано, что общий долг российских НПЗ с 2008 по 2017 год вырос в десять раз — до семи триллионов рублей — из-за необходимости финансировать программы модернизации. Я, как автолюбитель, сразу опасаюсь, что все это отражается на стоимости ГСМ…

— Напрасно опасаетесь. По большей части это корпоративные долги, когда НПЗ берет деньги на развитие в своей ВИНК. Да, получается долг, но он внутренний. Он на бумаге, для отчетности. Компании, инвестируя в развитие, получают также и отдачу, снижая издержки, повышая маржинальность. И если что-то неправильно подсчитали или сделали, то все это скажется на общей прибыли. Ни одна компания сейчас не может просто взять и повысить стоимость того же бензина или дизельного топлива, чтобы покрыть непредвиденные издержки. Стоимость нефтепродуктов регулируется рынком.

Почему же тогда постоянно растут цены на бензин? Потому что с 2014 по 2017 год повышались акцизы. Если сложить их «удельный вес» с инфляцией, то окажется, что собственно стоимость горючего никак не выросла. Более того, они даже где-то сдерживались самими компаниями. Потому что падал спрос, а производство для внутреннего рынка выросло, в том числе и за счет того, что лидерами отрасли была проведена модернизация, а выход светлых нефтепродуктов значительно увеличился. И по мере того как ведущие компании будут завершать свои модернизационные планы, переработка нефти станет снижаться за счет более высокого выхода светлых нефтепродуктов из одной и той же единицы сырья. Это объективные процессы. 

— А что будет с теми, кто не успел провести модернизацию? 

— Российские НПЗ играют системообразующую роль в экономике, перерабатывая более половины добываемой нефти — около 280 миллионов тонн в год, обеспечивая нефтепродуктами в первую очередь внутренних потребителей. Но отрасль сегодня не может функционировать без государственной таможенной «субсидии», которая предоставляется в виде вывозной пошлины на нефть, удешевляющей сырье для НПЗ.

Если отменить таможенные пошлины, то цена нефти для перерабатывающих предприятий увеличится. Наличие «субсидии» нефтепереработке объясняется объективными причинами. Основные мощности далеко от рынков сбыта, что на Запад, что на Восток. При этом транспортные затраты на экспорт нефти значительно ниже по сравнению с затратами на экспорт нефтепродуктов. В результате отечественным предприятиям трудно конкурировать с зарубежными НПЗ. Ну и общий технологический уровень российских НПЗ все еще невысокий, если брать, как говорят, «в среднем по больнице». 

Если следовать концепции невмешательства государства в экономику, то от «субсидии» надо отказаться. Для этого, собственно, и был взят курс на модернизацию. Если отказаться от поддержки внутренней нефтепереработки прямо сейчас, то до половины, а то и больше НПЗ просто закроются. Только поэтому вариант полного отказа от государственной поддержки переработки сегодня пока не рассматривается. Но все равно мы когда-то к этому придем. 

Потому что нужно развивать экономику в целом. И вот когда лидеры отрасли полностью будут готовы, смогут перекрыть выпадающие объемы, тогда может быть принято и такое решение. Думаю, это время уже не за горами

Опубликовано: 12 апреля 2018 16:30
Автор: Сергей Иванов
Поделиться в соцсетях:

Ранее из рубрики

Омский «Солнцепек» китайцы назвали «самым ужасным оружием России»

15 июля 2019

Омский «Солнцепек» китайцы назвали «самым ужасным оружием России»

Армии других стран еще долго не смогут что-либо противопоставить омским «огнеметным танкам».

Омский «Солнцепек» китайцы назвали «самым ужасным оружием России»

15 июля 2019

Омский «Солнцепек» китайцы назвали «самым ужасным оружием России»

Армии других стран еще долго не смогут что-либо противопоставить омским «огнеметным танкам».

Конкурс по теплым остановкам в Омске вышел на завершающий этап

12 июля 2019

Конкурс по теплым остановкам в Омске вышел на завершающий этап

 

Конкурсная комиссия завтра рассмотрит заявку единственного участника — компании «Капитал-Строй». После этого станет известно, заключат ли с ним договор, рассчитанный на семь лет.

Конкурсная комиссия завтра рассмотрит заявку единственного участника — компании «Капитал-Строй». После этого станет известно, заключат ли с ним договор, рассчитанный на семь лет.

 

Антон Медведев

Главный редактор «ПРОМ»

Антон Медведев
Накануне печати этого номера  журнала «ПРОМ» о сложении полномочий главы Республики Казахстан объявил первый и единственный прездидент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Сенсационная новость. И вдвойне неприятная оттого, что именно в этом номере «ПРОМ» львиная доля материалов посвящена россйиско-казахстанским отношениям и подготовке к  проведению в Омске XVI Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана.Но из песни слова не выкинешь... Поэтому все материалы «казахстанского цикла» остались в том виде, в котором и были до известия об уходе Нурсултана Назарбаева.